Как и зачем Иов познаёт внутреннюю антиномичность божественного?

Что Юнг имел ввиду, когда писал про внутреннюю антиномичность Бога и понимание Иовом божественной нуминозности?

Как и зачем Иов познаёт внутреннюю антиномичность божественного?

Юнга часто упрекают в том, что его тексты сложны для понимания и достаточно эзотеричны. В целом, я считаю это проблемой не только Карла Густава, но и вообще всей континентальной философии — вместо строгости и последовательности изложения она, как будто бы, следует старинному пути алхимии, требуя от читателя не просто внимательности, но и бэкграунда, эрудиции и некоторого уровня интеллекта, хотя всё то же самое можно выразить гораздо проще.

В 84 эпизоде подкаста «Ложки нет» я приводил одну цитату из «Ответа Иову»:

Иов познаёт внутреннюю антиномичность Бога, а тем самым свет его познания достигает даже степени божественной нуминозности

Эта фраза звучит не только очень красиво, но и очень непонятно: антиномичность, Бог, свет познания, нуминозность. Что этим хотел сказать Юнг?

На самом деле, мне кажется, что идея здесь достаточно просто для понимания, если осознать те вводные, которые использовал автор.

  1. Прежде всего, под Богом Юнг подразумевает образ божественного в психэ человека. Иными словами, в контексте цитаты речь идёт о Самости (см. эпизоды 45, 46 и 47 про Самость) — образе целостности и “сердцевине” человеческой личности. Или, другими словами, о всей совокупности психики человека.
  2. Антиномичность. Это — важнейшей понятие в юнгианской психологии, так как для Юнга именно в тот момент, когда в психике человека возникает напряжение, вызванное противоположностями (например, я убеждён и верю, что трава оранжевая, но увидел недавно траву, и она оказалась зелёной).
  3. И тут можно перейти к нуминозности. О чём здесь говорит Юнг? О том, что в тот момент, когда ваша нейронка (или бессознательное, если угодно) находит хорошее решение конфликта противоположностей, она посылает вам сигнал, который разные люди могут воспринимать по-разному: инсайт, божественное откровение, пиковое переживание и пр. Это как раз то, что Отто Ранк и называл нуминозным (ну или близко к оному).

Таким образом, получается, что Иов, продолжая верить в справедливого и всеблагого Бога, поддерживал конфликт противоположностей, где вторая сторона выражалась в виде его страданий, которые не умещались у него в голове вместе с этой верой. Иов не сдался, не стал “хулить Бога”, как предлагала ему жена, не принял догматические воззрения своих друзей, а настаивал на своём — что есть проблема, и её так не решить.

Да, разумеется, его вера оказалась наивной, поэтому Яхве и начинает свою речь, обвиняя героя в “словах без смысла”. Но это уже — другая история.


Ложки нет © 2019 — 2022.